Опубликовано: 14 январь 2018 г.

Быть верным своей игре

Быть верным своей игре
На снимке: Модестас Паулаускас и исполнитель роли М.Паулаускаса литовский актёр Жильвинас Тратас. Фото Марины Луценко

В кинотеатрах Литвы началась демонстрация российского фильма «Движение вверх» (в литовском прокате «3 sekundės»).

Картина рассказывает об одном из самых драматичных эпизодов в истории мирового баскетбола, следовательно, в ней обязательно должны быть и литовские нотки. И они, конечно же, есть! Поскольку в фильме идёт речь о легендарном финальном матче олимпийского баскетбольного турнира 1972 года, в котором сборная СССР победила сборную США, а капитаном в команде победителей был Модестас ПАУЛАУСКАС.

На прошлой неделе знаменитый игрок присутствовал на премьерном показе-презентации фильма в Вильнюсе. Днём позже корреспонденты «Обзора» побеседовали с олимпийским чемпионом не только о фильме.

- Уважаемый Модестас, один из Ваших сегодняшних собеседников вырос в Каунасе и не пропускал ни одного матча с Вашим участием, в том числе и того, в котором Вы установили уникальный рекорд: 100% ваших бросков тогда оказались точными. Действительно был такой факт в Вашей биографии?

- Да, было такое. Как сейчас помню, это было в 1968 году, когда мы после Олимпиады в Мехико в одном из стартовых туров играли дома, в Каунасе. Принимали команду «Локомотив» из Алма-Аты. Я тогда набрал 28 очков, 12 попаданий с игры (трёхочковых тогда ещё не было) и 4 реализованных штрафных.

- В России ещё до выхода фильма «Движение вверх» началась бурная дискуссия о соотношении в картине исторической правды и художественного вымысла. При этом один популярный российский портал особо подчёркивал, что создатели фильма сознательно прибегли к вымыслу, чтобы усилить эмоциональный заряд картины, поэтому не стоит зацикливаться на исторических неувязках. А как Вы отнеслись к смешению правды и вымысла?

- Вы знаете, я согласен со всем, что показано в фильме. Потому что это художественный фильм. Не должно быть всё, как какая-то сухая ветка. Думаю, что всякие дополнительные моменты – любовь Сашки (Александр Белов, автор победного броска и друг М.Паулаускаса), выдуманная история с больным сыном главного тренера и мои литовские «варианты» - нужны для того, чтобы фильм был интересным для всех, чтобы он не надоел уже через 10 минут после начала.

Я вчера посмотрел картину, и все 2 часа 13 минут мне было интересно: с каждой минутой сюжет становился всё напряжённее, всё увлекательнее.

Прекрасная, на мой взгляд, кульминация, когда дело доходит до этих трёх секунд.

Понятно, что это всё решения режиссёра, продюсеров, но мне не хотелось бы спорить с их видением, с их трактовкой. Это ведь не документальный фильм.

- Люди, пожившие во времена Советского Союза и хотя бы немного знающие спорт, скорее всего, с недоверием отнесутся к эпизоду, когда главный тренер сборной ради участия одного из игроков в свадьбе сестры отвёз всю команду на тренировки в Грузию. Неужели такое было на самом деле?

- (Смеётся.) Я не могу что-то говорить о том, что было после того, как я завершил свои выступления в сборной Союза, но я опять хотел бы подчеркнуть, что это художественный фильм. А как ещё показать грузинский темперамент, характер, подчеркнуть особенность каждого их нас, в том числе и грузин? Я думаю, что это прекрасно. Грузинская свадьба, согласитесь, может многое показать и объяснить. И когда Кондрашин (создатели фильма ушли от реальной фамилии, сделав главного тренера Гаранжиным. – Прим. «Обзора») выпивает целый рог вина, то мы знаем такие случаи, приходилось с подобным порой сталкиваться. Ребята мучились-мучились, пока выпивали… Но всё это играет на задумку создателей фильма – показать по-доброму горячий грузинский темперамент, уважение к чужим обычаям. По-моему, это делает фильм интереснее.

- Вы, оказывается, великий певец! Или вы сами об этом узнали только из картины?

- (Смеётся.) Я только из картины узнал, что пел на литовском языке, когда был на сборах в сборной. Я что-то не помню, чтобы в раздевалке или где-то ещё начал вдруг петь.

- А как с Вашим диссидентством, действительно ли собирались убежать на Запад, как это показано в фильме?

- Для меня важны были семья и спорт, политикой я не интересовался. Я хотел жить с семьёй в Литве. Хотел добиться большего в баскетболе.

Каких-то материальных проблем у нас в ту пору не было.

А для меня всегда самыми главными факторами в моей жизни были моя семья и моя Родина. Это всё, что я могу сказать по этому поводу.

- Вы пять лет были капитаном сборной Советского Союза по баскетболу, что говорит о многом. Капитана тогда назначал главный тренер или выбирала команда?

- О своей капитанской должности я узнал от тренерского состава. Это было в 1969 году, перед чемпионатом Европы в Италии. Тогда командой руководили Александр Яковлевич Гомельский и Юрий Викторович Озеров. Они пригласили меня в свою комнату и объявили о том, что я буду капитаном. Я удивился: как же так, в команде в то время ещё играл многолетний лидер команды и, на мой взгляд, лучший баскетболист Советского Союза всех времён Геннадий Вольнов?! Как ребята на это посмотрят, как сам Вольнов к этому отнесётся? Хотя отношения между мной и Вольновым всегда были очень хорошими. И мне не хотелось потерять такие дружеские связи из-за данного назначения. Но тренеры успокоили меня, заверив, что всё будет нормально и что Вольнов в отместку не станет играть хуже. Я не стал противопоставлять своё мнение мнению тренеров и пошёл капитанствовать. Хотя на том чемпионате, как мне сегодня кажется, я и не успел почувствовать это изменение: я играл в свою обычную игру и старался не брать в голову всё лишнее.

- А не кажется ли Вам, что Гомельский предложил Вам стать капитаном, поговорив предварительно с Вольновым? То есть фактически Вольнов Вас благословил на эту должность?

- Вы знаете, это возможно. Я вспоминаю, что ранее, кажется, в 1966 году, когда мы были на Кубе, Гомельский и Вольнов, который тогда был капитаном команды, пригласили меня к себе в комнату и сказали: «Давай, Модя, переезжай к нам в ЦСКА!»

Вспоминаются и другие случаи, когда ко мне, совсем молодому парню, относились по-доброму.

К слову, Гомельский очень любил просто говорить с игроками, обсуждать с ними какие-то игровые моменты.

Перед московским чемпионатом Европы в 1965 году, когда мне было только 20 лет, он, например, интересовался у меня, кого из центровых лучше брать в команду – Александра Петрова или другого игрока. С кем из них мне было бы лучше играть?

Мне же было всё равно, с кем играть, я ведь играю в свою игру. И мне не важно, с кем мы должны выигрывать у соперника – с Иваном или с Йонасом. Если я играю на центрового, на игрока своей команды, то моя задача сыграть на него так, чтобы ему было как можно удобнее бросить по кольцу. Раз он в команде – значит, он свой, нужный.

Так что вполне возможно, что такой вопрос, как назначение капитана, Гомельский перед московским чемпионатом обсуждал с Вольновым (на том чемпионате Европы, в 1965 году, 20-летний Модестас Паулаускас был признан самым ценным игроком турнира, или MVP, выражаясь современным языком. – Прим. «Обзора»).

Что же касается той сборной Союза, в которой мне довелось играть, то я помню, как в 1964 году, при Гомельском, мы готовились к Олимпийским играм в Токио, но потом я оказался тринадцатым игроком, лишним, и остался дома. В Серебряном бору, когда объявляли состав, который поедет в Токио, и мне сообщили, что я – тринадцатый, я не смог сдержать слёз. Я чувствовал, что я мог бы сыграть достойно на Олимпиаде, что не подведу команду. Потом подошли ребята, тот же Вольнов, Александр Травин, Яак Липсо, стали утешать: мол, ты ещё молодой, успеешь.

Может, это было и правильно, когда на тренировочные сборы, как тогда при Гомельском, вызывают игроков ближайшего резерва, дают им возможность набраться опыта, расти. Но это Олимпийские игры, чемпионаты мира!

Так что я сегодня не в обиде на Александра Яковлевича: он тогда, думаю, выбрал лучших на тот момент.

То же могу сказать и о нашем олимпийском цикле под руководством Владимира Кондрашина: в сборной были только лучшие.

- И каких-то группировок по географическому или национальному признаку в команде не было?

- Нет, такого и близко не было. Мы были очень дружны. У нас не было никаких группировок.

Когда мы выезжали за границу, то нередко бывало, что наталкиваешься в каком-нибудь магазине, где продаются, скажем, магнитофоны, проигрыватели или пластинки, на большую группу игроков нашей команды. Мы были молоды, у многих были похожие интересы в той же музыке. Это также объединяло.

- В Вашей богатой биографии есть и такая страница: Заслуженным мастером СССР Вы стали в 1967 году, за 5 лет до Олимпиады в Мюнхене. За что Вас в возрасте 22 лет удостоили высшего спортивного звания в советское время?

- Мы в 1967 году в Уругвае стали чемпионами мира, и пятерым игрокам той сборной было присвоено такое звание (сборная СССР впервые тогда стала чемпионом мира, а М.Паулаускас был назван в числе пяти лучших игроков турнира. – Прим. «Обзора»).

А значки «змс» нам вручили в том же 1967 году во время одной из игр Спартакиады народов СССР.

- Со времён вашей – мы имеем в виду Вас и Ваших друзей по сборной в 1972-м году – великой Победы прошло уже более 45 лет. Поддерживали ли Вы потом, после окончания карьеры, отношения друг с другом?

- Мы поддерживали отношения, кроме прочего, благодаря мемориальному турниру памяти Кондрашина и Белова который ежегодно осенью проводился в Санкт-Петербурге. Мы лет десять там постоянно встречались, общались, посещали кладбище – могилы Сашки (Александра Белова. – Прим. «Обзора») и Владимира Петровича (Кондрашина. – Прим. «Обзора»). Иногда общались по телефону. Чаще, чем с другими, я таким образом связывался с Иваном Едешко, поздравляли друг друга с днём рождения и т.п.

- 19 марта Вам исполнится 73 года, но Вы активно ездите по свету. Сейчас, как нам стало известно, Вы едете в США. А чем ещё Вы сейчас живёте? К своим маленьким воспитанникам в Краснознаменск Калининградской области, которых Вы когда-то тренировали, давно наведывались?

- Вот уже несколько лет по состоянию здоровья я не могу на своём автомобиле ездить из Шакяй в Краснознаменск. Но расстались мы по-хорошему. Я тепло вспоминаю те встречи, да и калининградцы благодарили меня за те уроки, что я давал им.

А в США я еду на семейный отдых: сын пригласил нас.

- Мы благодарим Вас за интервью и от имени всех читателей «Обзора» желаем Вам здоровья, здоровья и ещё раз здоровья!

***

«Обзор» планирует провести ещё одно интервью с Модестасом Паулаускасом по возвращении его из США, в котором прославленный баскетболист сможет ответить в том числе и на ваши вопросы, дорогие читатели. Вопросы присылайте в редакцию газеты по электронной почте info@obzor.lt или по адресу: «Obzor», Konstitucijos pr., 12, LT09308 Vilnius-5.

Фото с презентации фильма в Вильнюсе Марины Луценко, "Обзор"

Беседовали Александр ШАХОВ, Анатолий ЛОЗИНСКИЙ, "Обзор"

Let's block ads! (Why?)
Автор публикации: autoRSS
Просмотров: 89
Комментарии Ответить через Вконтакте Ответить через Facebook
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код: